27-10-2011 05:41

Тема: Об искусстве

Поскольку эта мысль мне очень понравилась, ососбенно в свете текущего толстого троллинга, то очень захотелось ею поделиться с другими.
Можно было бы изложить ее своими словами, но я боюсь, что потеряю что-нибудь существенное.
Поэтому выкладываю просто цитатой. Как есть. Надеюсь, авторские отступления, понятные мне - не испортят саму мысль.


И Зотов разыскал Панфилова. Где? Конечно, у "нерукотворного" памятника. Александр Сергеевич смотрел на них хотя и не свысока, но с высоты, и потому Панфилов чувствовал особую ответственность, когда докладывал Зотову Петру - первому Алексеевичу свои соображения насчет художества.

- Итак, внимай, старче, - сказал Панфилов, - ибо похоже, что ты знаешь в жизни все, а в моем деле - сосунок. Поэтому я не буду тебе сообщать, что об искусстве говорят другие. Тебе это ни к чему, а они сами знают. Скажу только, к чему добрался мимо них.

Я тебе расскажу некоторые новинки, которые ты не мог нигде прочесть, потому что они никем не написаны. Ну, слушай.

Сила искусства не в том, что оно высказывает идеи, а в том, что оно их порождает. Сила же науки как раз в том, чтоб высказывать плодотворные идеи. Наука их рекомендует, а искусство пробуждает. Поэтому наука и искусство развиваются разными путями.

Искусство - это способ преподнесения и самих идей, и всего, из чего сложено произведение... Запомни. Способ преподнесения!

И потому в искусстве на одном и том же материале возникает и великое, и ничтожное, и никчемное.

Конечно, каждая эпоха отпечатывается на авторе - неважно, спорит ли он с ней или согласен. Но так как сила его как художника не только в открытии свежего материала, но и в умении даже в старом материале открыть новый способ его развертывания, т. е. догадаться о силе его будущего воздействия, то новизна в искусстве - обязательна...

Ночь была городская, звонкая, реальная. Над силуэтами домов небо стояло еще светлое. И там, где раньше были кафе, аптека и шашлычная, в сквере светились здоровенные загадочные часы, стрелка моталась взад-вперед, и Зотов никак не мог понять, в каком времени он живет теперь. Ночь была фантастическая.

- Но ты скажешь, что и в науке так, да и не только в науке? Но в этом внешнем сходстве вся путаница. Наука начинается с изучения природы, а кончается технологией, т. е. как с меньшей затратой калорий достичь большего результата.

А у искусства задача прямо противоположная. Искусство для того, чтобы калории растрачивать. Их изобилие так же вредно отдельному человеку и обществу, как и их недостаток. Растратить! Запомни. И это его первое главное отличие.

Растратить - это нормальная задача любого живого организма. Если накормленный скакун не растратит полученные калории, у него отекают ноги. Если не выдохнуть - то не вздохнешь.

"Видно, это и есть тот самый катарсис, - подумал Зотов. - Значит, впрямую - очищение. Похоже, он знает..." Но многое у Зотова вызывало торопливые возражения. А как только это возражение высказывалось, Панфилов его снимал. И Зотов решил: главное - не торопиться. Выслушать. До конца.

- У новизны в искусстве есть еще вторая задача, - сказал Панфилов, - отличающая ее от новизны в науке. Пользование искусством дело добровольное. И если люди говорят - слышали, старо, сыты по горло, то это навсегда и ему подавай новое. Еда может быть и старая, а искусство - только новое. Потому что оно дает душевное развитие, которое порождает у потребителя новые идеи.

Вот какую ничем не заменимую роль играет в искусстве новизна. И вот чем ее роль отличается от таковой же в науке.

В науке новизна для добывания калорий, в искусстве - для их растраты. В науке - для сохранения организма, в искусстве - для его развития.

Живому существу, человеку, нужно и то и другое, так как эти две вещи связаны - организм без развития не живет, так как он не машина, т. е. развитие не может быть остановлено. Но если организм не сохранен - развиваться нечему.

Однако это еще не все. Есть еще третье отличие новизны в науке от новизны в искусстве. Это отличие не только в добыче энергии и ее растрате, не только в сохранении организма и его развитии.

Если бы различия в новизне ограничивались только этими двумя, то искусство превратилось бы в некий аварийный клапан, спасающий от перегрева, или в плохие рекомендации развития. Первое гораздо лучше делает медицина или спорт, второе - та же наука. Если бы все сводилось к этим двум отличиям, то искусство стало бы суррогатом и самоликвидировалось.

Этого не происходит потому, что есть и третье отличие.

Наука в конечном счете возникла от нужды. Хочешь не хочешь, нравится не нравится, пришлось ею заниматься, чтобы выжить. Конечно, плоды ее и процессы доставляют разнообразные удовольствия, в том числе и духовные. Но если их и не будет, наука все равно должна существовать, иначе - нужда, голод, потом распад? Поэтому новизна в науке служит для повышения энерговооруженности человека и общества. Для искусства удовольствие - это главное, из-за чего и для чего оно существует и производится.

Удовольствие - это тоже нужда, но коренным образом непохожая на предыдущую.

Пользование наукой, в конечном счете, вынужденное, а искусством - добровольное. Простой пример. Никто не может заставить человека получать удовольствие от вида чужих несчастий. Но если показ чужих несчастий почему-либо важен, то надо найти способ, чтобы человек захотел на них поглядеть. Вид страдания старика отца непереносим для любого нормального человека. А на "Короля Лира" бегают смотреть уже пятьдесят лет. А насильно, как известно, мил не будешь.

Значит, в искусстве поиск новизны - это еще и поиск удовольствия.

В науке еще кое-как можно сказать - повторение мать учения, в искусстве же повторение - мать скуки, т. е. душевной лени, которая и есть мать всех пороков. Устарелая наука приводит к голоду, устаревшее искусство приводит к порокам. Порок - это попытка избавиться от развития самоубийственным путем.

Возникает вопрос: может ли человек вообще обойтись без искусства?

Отдельный человек может, общество в целом - нет.

Потому что само удовольствие от новизны в искусстве - тоже особенное...

И тут мы переходим к Образу.

- Ты не очумел? - спросил Панфилов.

- Отвали, - ответил Зотов, - кончай.

А у самого сердце вздрагивало, как при угрозе.

- Конечно, суть искусства не в новизне, - сказал он. - Суть его во вдохновении. Искусство вдохновением создается и должно его же вызывать.

Но без новизны вдохновение не возникнет ни у автора, ни у потребителя. Поэтому новизна в произведении искусства - это не сервировка блюда, а способ вызывать вдохновение, т. е. такое состояние, при котором все, что ни делается, делается к лучшему.

И если критерий искусства есть вдохновение им вызываемое, то отпадает традиционная болтовня о том, какая нужна новизна, нужна ли она вообще и сколько граммов ее класть в старое блюдо.

Потому что если критерий искусства - вдохновение им вызванное, то новизна нужна такая, которая его вызывает, а которая не вызывает - не нужна.

В чем же суть этой новизны?

Если рассуждать по аналогии с наукой, любая новизна со временем перестает быть таковой. Однако опыт показывает, что трехтысячелетняя "Илиада" или пятитысячелетняя Нефертити, да что там Нефертити, неизвестно сколько тысячелетние "бизоны" не перестают на нас действовать.

- Вот! - крикнул Зотов. - Бизоны!

- Не ты один, - сказал Гошка. - Многие ученые поражаются. Но все дело в том, что здесь по аналогии с наукой рассуждать как раз и нельзя. Потому что новизна в искусстве, вызывающая вдохновение, - это новизна образа.

Что же такого нового в этом образе, который чаще всего выглядит как зафиксированная жизнь, что же в нем такое новое, что не становится старым? И как такое вообще может быть? И неужели все стареет, кроме образа, если он в произведении оказался? А ведь это так - старые песни, старые сказки, старые лики, - ими упиваются и в их прежнем виде, их переписывают, переиначивают вновь и вновь и передают из народа в народ.

Казалось бы, полное противоречие с утверждением, что в каждом произведении должна быть новизна? Но противоречие это, если рассуждать по аналогии с наукой. Если же этого не делать, то никакого противоречия нет.

Новизна образа - это не новизна реального факта, хотя чаще всего образ выглядит как этот факт, новизна образа - это новизна явления типа сна.

А все знают по собственному опыту, что, повторяйся счастливый сон хоть всю жизнь, никто бы не отказался его смотреть. Обратное положение для кошмарного сна - его не хочется смотреть и один раз.

Ведь странная вещь: опасность, пережитая в жизни, часто влечет человека пережить ее вновь.

Но никто еще не выражал желания повторить во сне кошмар. И наоборот - в жизни полное повторение вчерашнего счастливого свидания не выглядит таким же сегодня. Так как в жизни оно требует развития. Счастливое же свидание, пережитое во сне, человек хотел бы пережить каждую ночь и мечтает, чтобы сон не изменился.

В чем же тут дело? Не перебивай меня!

Кошмар, опасность во сне - это образ абсолютной опасности, не оставляющей надежд. А опасность, пережитая в жизни, оставляет надежду выпутаться. Поэтому можно рискнуть другой раз и закалять мужество.

Счастливый сон - это образ абсолютного счастья, без нужды в поправках. Счастливое же событие в жизни зависит от обстоятельств неповторимых, и чтобы добиться прежнего эффекта, приходится на них влиять, отвлекаться, и радость блекнет.

А потому мало того, что сон всегда новинка, - он новинка навсегда.

Я не мистик, - сказал Гошка. - Я материалист. Что такое сон, я не знаю. Но из всего, что я знаю на свете, образ больше всего похож на сон. Образ в искусстве - это забегание вперед, приманка к результату или предостережение, т. е. стимул развития.

И художник, переполненный образами, жаждет воплотить их, превратить в плоть, т. е. из образа сделать его подобие...

И голос его затих, и что-то стало торжественно распрямляться в душе у Зотова.

"А правда, - думал Зотов, - только и слышишь о сражении веры и разума". А ему вспомнились вещие слова деда, что людское сознание зародилось на стыке сна и яви и отделило человека от зверя, и человек не знал, как быть - отбросить или прислушаться. И может быть, сама способность мыслить и есть попытка в этом разобраться.

27-10-2011 13:12

Re: Об искусстве

Любопытно.
А это цитата из какого произведения?

Если что-то не убивает - пусть будет.

27-10-2011 14:08

Re: Об искусстве

М. Анчаров "Как птица Гаруда".
Там много чего интересного.

20-04-2012 10:45

Re: Об искусстве

Даниил Хармс «Четыре иллюстрации того, как новая идея огорашивает человека, к ней не подготовленного» http://pank-zin.narod.ru/svalka/harms.html